Пожалуй, уникальная ситуация для Украины - закон выходит в сессионный зал без лоббистских поправок. Точнее, попытки внести изменения в него были, но комитет не поддержал ни одно из таких предложений, говорят в Европейском энергетическом сообществе.

Об этом законе, об ожидаемых изменениях "Европейской правде" рассказала Каролина Чегир, ответственная за газовые вопросы в Энергетическом сообществе.

– Довольны ли вы тем, как Украина выполняет обязательства перед Энергетическим сообществом?

– В последние полгода действительно есть прогресс. Мы до сих пор не можем говорить о полном выполнении (обязательств), но работа идет. Я бы сказала, что у Киева появилось стремление к тому, чтобы выполнить свои обязательства в рамках Энергетического сообщества.

– На рассмотрении парламента находится закон о рынке газа. Он соответствует вашим ожиданиям?

– Как вы знаете, парламентский процесс – динамический, и я не возьмусь прогнозировать, каким будет текст после утверждения.

Парламенты добавляют свои поправки в законодательство (по имплементации Третьего энергопакета), и это нормально. Но иногда впоследствии выясняется, что эти правки не соответствуют aquis (совместному европейскому законодательству). Поэтому говорить о соответствии украинского закона мы сможем только после проверки окончательного текста.

На данный момент – да, проект хороший, он отражает требования Третьего энергопакета.

Более того, мы принимали участие в его разработке на разных этапах, даже во время обсуждения поправок в ВР.
Директор Энергосообщества Янез Копач был в Киеве на заседании парламентского комитета и убедился, что комитет поддержал лишь те поправки, которые соответствуют требованиям Сообщества.

– Что изменит в Украине Третий энергопакет? У нас будет больше поставщиков газа?

– Да, открытый рынок, со свободным доступом поставщиков – это одна из составляющих договоренности, но не единственная.

Одна из главных – это разделение компаний по поставке, транспортировки и добыче газа.

Если исходить из того, что закон будет принят в апреле, то 1 октября этого года он вступит в силу. А это будет означать, что до 1 июня 2016 года оператор газотранспортной системы должен быть полностью отделен от компании-поставщика, то есть от "Нафтогаза".

– Юридически "Укртрансгаз" и сейчас отделен от "Нафтогаза", но связан с ним через схему собственности. Что должно измениться?

– В этом и заключается отличие Второго энергопакета, который сейчас действует в Украине, и Третьего, который должен быть внедрен. Нынешняя связь "материнская–дочерняя компания" после принятия закона станет невозможна.

Третий энергопакет и новый закон о рынке газа требуют или полного разделения собственности поставщика и транзитера, или же теоретически остается возможность сохранения схемы собственности, но тогда должно действовать много ограничений и критериев управления (дочерней компанией), которые обеспечивали бы независимость.
Какая схема будет выбрана – это должно решить правительство.

Энергетическое сообщество должно будет предоставить свою оценку того, соответствует ли выбранная схема Третьему энергопакету.
– Стоит ли нам ожидать приватизации "Укртрансгаза" или "Нафтогаза"?

– Возможно, но не обязательно. Государственная собственность также остается доступной опцией.

Для нас главное – разделение компаний, разные собственники.

Поэтому если обе компании останутся в государственной собственности, то, к примеру, одна компания может быть в собственности Фонда госимущества, а владельцем другой будет какое-нибудь министерство. В европейских странах также распространена схема, когда владельцем одной компании (например, компании-транзитера) является министерство финансов, а другой (поставщика) – министерство энергетики.

В то же время приватизация также возможна. Но мы не имеем права рекомендовать Украине одну или другую схему, мы лишь проверяем ее соответствие законодательству ЕС.

– Какую выгоду принесет Украине выполнение ваших требований?

– Если будут внедрены все требования Третьего энергопакета, а цена газа в Украине будет рыночной, к вам придет также европейский поставщик (помимо "Нафтогаза"). А это – выгода для потребителя, благодаря высокому уровню конкуренции, а также новые возможности для газового бизнеса Украины.

Ведь у вас есть мощные подземные газохранилища, и их смогут использовать также европейские компании и потребители.
А использование хранилищ – это тоже бизнес, это источник дохода.

– Это связано с идеей создания европейского газового хаба?

– Такая идея действительно есть, и когда-нибудь хаб будет создан, но – не так быстро.

Для этого нужна значительная законодательная работа, организационная, должны быть правила доступа к инфраструктуре, и только после этого хаб начнет функционировать. Ведь у Украины, без сомнения, есть потенциал для этого – благодаря своему географическому положению на транзитных путях, благодаря тому, что у вас есть такие значительные мощности для хранения газа, а также тому, что Украина сама по себе является значительным газовым рынком.

Как вы знаете, к середине 2017 года произойдет повышение цены для потребителей в три этапа. Вместе с тем в законе действительно заложены принципы рыночного регулирования газового рынка. Это означает, что больше не будет цены, установленной регулятором (сейчас цена газа определяется решением НКРЕКП).

А полномочием регулятора остается определение тарифов на доступ и использование инфраструктуры.

Так, законом (несмотря на принцип открытости рынка и дерегуляции цены) предусмотрены отдельные случаи и условия, когда цена газа может быть установлена правительством. Но речь идет о временном и исключительном решении. Следовательно, правительство может установить те же дедлайны и этапы сближения регулируемой цены с рыночной, которые предусмотрены вашим соглашением с МВФ.

– Что будет, если Украина примет закон, не соответствующий вашим требованиям, или же не разделит компании должным образом до установленного дедлайна?

– Мы спросим Украину о причинах и, если объяснение не будет удовлетворительным, вынесем проблему на Министерский совет Сообщества, состоящий из министров энергетики всех стран-членов. Они будут решать, что делать.

Мы внимательно наблюдали за тем, как вы писали проект закона, как он проходил подготовку к принятию, и могу признать, что действия были очень оперативными. И для меня это – признак стремления провести эти реформы.
Кроме того, хоть мы и не можем штрафовать страны за несоблюдение обязательств, наш вывод (о выполнении Украиной обязательств) является весомым. Ведь некоторые инвесторы и финансовые доноры принимают во внимание наше мнение и уровень выполнения Украиной этих реформ.

– Ожидаются ли изменения на других энергетических рынках, кроме газового, из-за внедрения в Украине Третьего энергопакета? В частности, в электроэнергетике?

– В сфере электроэнергетики ключевые требования энергопакета те же: разделение компаний по транспортировке, поставке и генерации, а также усиление полномочий регулятора рынка.